03:41 

Verit
a blue guitar, a set of stars, or those exactly who they are
Добрались с Ди до #38 выпуска МТМТЕ и потому что я почему-то сегодня так много чувствую, и потому что мне осталось дописать только заключение в дипломе, я хочу высказаться. и я так давно не писал про МТМТЕ, даже про 40 выпуск, который меня очень тронул, ну вот и. вот.

Господи, у меня ощущение, что до меня только сейчас дошло, насколько я рада всему, что было с Брейнстормом. Насколько я в беззаветном восторге от всей его линии - и не только от того, что я пережила все эти американские горки, когда три - четыре? Боже, да какие четыре! С сентября по… март. Господи, полгода все орали “ЧТО ТЫ ДЕЛАЕШЬ БРЕЙНСТОРМ БЛЯТЬ ЧТО”, чтобы все закончилось так. так, я продемонстрирую, потому что это, наверное, так себе коллаж, но я очень сильно эмоционировал, когда его делал:

изображение




И она у меня в голове играет. И мы закончили тем, чем закончили, чтобы оглядываться на все моменты первого сезона, где Брейнсторм в ответ на вопрос, счастлив ли он, говорит: “еще нет. скоро”, где Брейнсторм слишком умен, чтобы умирать, где у него аллергия на враждебную среду, где он висит под потолком, где он создает реплики альтмода Персептора в лаборатории, где он стащил зеленую искру… все еще непонятно, кстати, зачем. Видимо, для себя.

И этот выпуск, один чертов выпуск переворачивает Брейнсторма совершенно. Можно было по-разному воспринять открытие, что он десептикон, его действия в конце 33 выпуска и возможность того, что он навлек на второй Лост Лайт ДЖД. Это было фрустрирующе, это было мозговыносяще (ну вот же он тут, под носом! prolific murderer, блин), это было круто, это было непонятно, но это было… не так. И мы все еще его не знали, мы все еще видели его, постоянно, глазами других. Сколько раз за предыдущие выпуски Брейнсторм так просто и искренне высказывался? Господи, он просто - так раскрывается, и его уже невозможно видеть иначе, он такой трогательный, такой болезненный, такой дурацкий придурок, который веками строил машину времени ради вот этого. И не смог. спустить. курок.
И сделал крюк, чтобы посмотреть на Кварка.

И вся история Брейнсторма подводит меня ко всему, что я так люблю в МТМТЕ: какое же оно личное. Индивидуально. Как оно бережно и лично подходит к персонажам и их абсолютно личной, эгоистичной или альтруистичной, чаще - ни то ни другое, там все смешивается, личное и общее-абстрактное, - мотивации. Брейнсторм изначально хочет спасти одного конкретного меха, потом - спасти друга, потом - весь мир; и он не хочет убивать напрямую. Он легко делает оружие и прекрасно представляет, что оно делает! Но он не будет убивать. И это очень личное решение в плане этики. Это не “в мире не должно быть убийств и войны”, это касается конкретно него.

Тем временем Ревайнд тут… боже, Ревайнд. когда он говорит про то, как он всегда стоит в стороне и ничего не делает, и только записывает. Черт, черт: несмотря на то, что он умер в 15 выпуске совершенно героически, если бы его история на этом закончилась… так бы и было. На тот момент, несмотря на то, что он всегда был на виду, что другие персонажи действовали вокруг него - ну вот именно, да. Действовали вокруг него, а он… нет, я не хочу назвать его бездействующим, но на момент 15 выпуска, если бы он умер там, он бы и правда встал в ряд смертей персонажей на sidelines, которые сбоку, которые вроде есть, но “ничему не сопричастны”, если процитировать Ди. Меня это особенно накрыло именно после ее фика, потому что Амбулон, Пайпс, Трейлкаттер… И Пайпс, и Тибс, и Ревайнд в процессе смерти или перед или в качестве причины смерти даже делали что-то хорошее, очень важное, но до этого мы всегда видели их сбоку. Это очень тягостно. И то, что Ревайнд делает в 15-м, так легко соответствует тому, что он делает в 38-м: он устал стоять сбоку. Он будет действовать, даже если это будет последним в его жизни.
Я пытаюсь вспомнить, когда меня накрыло тем, что Хромдом всем своим существом олицетворяет “забыть”, а Ревайнд - “помнить”. В районе #33, наверное. А, нет! #35. Когда Хромдом стремился, пусть не намеренно, забыть того Ревайнда и любить этого, а Ревайнд пытался всеми силами сохранить воспоминания о своем Хромдоме.

Ревайнд, наверное, действует наиболее абстрактно, он совершенно не думает не толкьо про то, что лично с ним будет (второсортным), что будет с Хромдомом (knock-off - как я там переводила, подделка?), что будет с Доминусом даже (видел ли он то, что мы видели в 35 выпуске?), он полностью абстрагируется не только от себя и своих близких, но от всей кибертронской расы.
Его отношения с функционизмом всегда ужасно меня интриговали, потому что он его дитя, безусловно: сколько раз он цитирует их слоган? Это очень сложно, наверное вытравить. Нет, конечно, он не желает вернуться обратно к ним, но… И в альтернативной вселенной он бы был подпольным повстанцем.

А все кончается решением Вирла. Еще более личным решением. И они этими своими решениями творят историю.

Я не знаю. Я люблю безнадежность, безысходность и судьбу, которая Грядет, когда ни от кого ничего не зависит - как на втором Лост Лайте. Но я так люблю этих абсолютно индивидуальных личностей, их индивидуальные решения. все такое личное. очень люблю.

@темы: восторги, cybertronian homesick blues, музыка, творчество

URL
Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

в промежутках меж чудом и чаем

главная